"Женщина не должна лишать себя возможности прожить роды вместе с суррогатной матерью". Интервью с Олесей Соломиной

51544738_2303675382976467_7441572031969099776_n

С Олесей Соломиной мы встретились поговорить о суррогатном материнстве. Пару месяцев назад у них с мужем Костей родилась дочь. Но разговор получился о детях, родительстве в целом, о месте женщины в обществе и о толерантности людей вокруг.

Вспомни свои чувства, когда поняла, что хочешь детей, но родить не можешь? Как долго ты принимала это?

Первый раз мне сказали, что я не смогу родить когда я была подростком. Но тогда же мне сказали, что жить я буду примерно до 30. Когда тебе 14, ты больший эксперт в жизни, чем взрослые:) И я была уверенна, что медицина и технологии совершат прогресс.

Мне 30 и частично я оказалась права. И свою экспертность в жизненных вопросах свойственную подросткам сохранила. Когда же будучи замужем, после многих попыток я приняла, что существует проблема и Суррогатное материнство единственный вариант, конечно у меня было чувство вины. И я рыдала в машине по дороге домой, а живу я далеко за городом. Но мой муж — мой самый близкий друг и он отреагировал очень спокойно и позитивно. Благодаря его поддержке мне было проще принять это. После нескольких неудачных попыток выносить, со срывами, со «скрыванием» беременности от врачей до определенного момента, я пришла к доктору. Сказала свой диагноз, сказала, сколько я в ремиссии, и говорю: «Давайте беременеть». На что она ответила: «У тебя 25% вероятности смерти плода, 25% вероятности смерти твоей. Это 50%».

В своих интервью ты говорила, что усыновление, как вариант появления ребенка в семье, вы с мужем рассматривали. Почему пришли в суррогатному материнству?

Мне кажется в появлении ребёнка много эгоизма. Любая мотивация тут завязана на собственном «Я». Мы в жизни сделали все самое весёлое и классное и решили, что хотим повторить это расширенным составом. И мы хотели посмотреть на то, как будет меняться в течении жизни человек похожий на нас. Несущий наши гены. Это же нереально здорово. Сегодня моя дочь похожа на меня немного. Все остальные дни на мужа. Хотя, она похожа только на мужа, как говорят:)))

Насколько трудоемкий процесс рождения ребенка с помощью СМ? Насколько сложно тебе было психологически?

Это было непросто. Я ходила к психологу, и я думаю правильно начинать это делать до начала гормональной стимуляции. Для меня так точно. Вначале гормоны очень меняют сознание и я из адекватного, взрослого, настроенного на сотрудничество человека превратилась в истеричное плаксивое нечто. Партнеров к этому необходимо готовить. Мой муж пережил гормональную часть процесса стоически. Процесс вынашивания ребёнка — это отдельная тема. Есть же масса страхов связанных с беременностью, а тут ситуация, в которой это происходит не с твоим телом. Полное отсутствие контроля! И основная сложность была именно в этом.

Расскажи, как проходили поиски женщины на роль СМ, что ты сделала правильно с твоей точки зрения? Какие ошибки допустила?

Мы воспользовались услугами агенства. Мы не искали самостоятельно. И это было верно. У профессионалов есть выработанная схема проверки. Они знают, как этот процесс проводить и какие нюансы учитывать. Но я допустила другие ошибки в процессе. Будь у меня второй шанс на первый раз я бы пошла к психотерапевту раньше. Ещё до начала гормональной стимуляции овуляции. Все прошло бы менее болезненно эмоционально.

Ты в постах и интервью говоришь, что хочешь много детей.

У меня муж из тех людей, которые говорят: «Можешь ездить по своим командировкам, я буду растить детей, жить с ними на Бали, учить их серфить». У нас же в обществе есть вопросы к женщинам, которые не могут родить. Наше общество считает, что женщина должна рожать, и какой бы свободной я не была, я живу в этом обществе. И после разговора с врачем, который категорично заявил, что родить я не смогу, я ехала домой и думала, что наверное правильно моему Косте со мной развестись. Он заслужил трогать живот и читать ему сказки. И все это я ему сказала. А он ответил: «Ну отлично, сейчас едем кататься на сноуборде, потом едем на Burning Man, а потом забираем готового ребенка».

Мне стало полегче, но ненадолго. Потому что потом начался протокол процедуры, мне стали колоть гормоны. Собственно, началось все с того, что мы обратились в агентство и мне предложили даже возможность сделать это в клинике в Грузии. То есть походить здесь с накладным животом недолго, а потом возвращаешься домой с готовым ребенком. Но мы сошлись на том, что никому врать не будем. И агентство предложило нам две женщины на выбор. На одной из них я и остановилась, посоветовавшись с нумерологом:)

Как проходило общение с суррогатной матерью?

Мы не доставали ее правилами. Я вообще не виделась с ней до родов. Мы общались через мою помощницу Катю. Единственное, о чем я ее попросила, чтоб она правильно питалась. Попросила ее не есть мясо и молочку. Мы выбирали женщине врача, палату, роддом, мне было важно, чтоб она не была в общей палате. Кстати, суррогатная мать сама попросила мою помощницу Катю быть на родах. В итоге мы рожали вчетвером — я, Костя, суррогатная мать и моя помощница Катя. Я помню, когда малышка появилась на свет, ее положили Косте на грудь, а я бросилась обнимать и целовать эту женщину. Я была бесконечно ей благодарна. Я так плакала, мне кажется каждой женщине, которая решается родить с помощью суррогатной матери должна дать себе право и возможность быть на родах.

На пике веса во время беременности я набрала 12 килограмм, у меня был живот как во время беременности. Через пару недель после родов это все ушло само.

Надо понимать, что рождение ребенка у суррогатной матери — это все совсем по-другому. Первые два месяца мы носили малышку на ручках, грели ее, обнимали, она была такой потерянной. И вот только неделю назад она успокоилась и начала засыпать одна. До этого она начинала сразу паниковать. Она как будто поняла, что ее никто не бросит…

У тебя есть бизнесы, связанные с детьми и ориентированные на детей. Расскажи о них. 

У меня есть проект нутрициологического шоколада Lacilact. Поскольку в прошлом я кондитер, я активно интересуюсь питанием, биохакингом и мне было интересно создать шоколад, который по вкусу будет, как шоколад и при этом по составу будет не вредить, не повышать уровень сахара в крови и повышать и быть пробиотиком. И кроме того, у меня есть проект «Зухвалі» — это социальный проект, задача которого нести правильные ценности детям. По сути — это кемпы для детей и подростков, задача которых развивать их, мотивировать, влюбить их в спорт.

Я вижу свою миссию в том, чтобы образовывать людей в том числе. И то, что я рассказываю о своем опыте — это тоже миссия. Изменения в обществе — это решение самого общества. В глобальном смысле я своим детям оставлю это общество и эту планету. Тебе сегодня непонятно, что такое суррогатное материнство или свободные отношения, а завтра я стану одним голосом из 5, которые слышат другие. И у человека появится альтернативный вариант.

Как часто ты сталкиваешься с непонимание, неодобрением, осуждением может даже? И что ты делаешь?

Каждый день сталкиваюсь. Но на самом деле это же моя жизнь и у каждого своя. И в итоге, все решения — они только мои. Никто из людей, которые раздают мне советы, не проживут мою жизнь и не понесу ответственность за то, что мы к этому совету прислушалась. Можно сколько угодно «налажать» в жизни и это твой выбор. И это самое восхитительное из того, что нам дано — возможность поступать любым способом.